Критика социального суждения вкуса

12.03.2016 Категория: Статьи  

Итак, мы бы хотели заметить в этом примере с нарождающейся буржуазией и ее гастрономией — не только в нашем мире вкус служит маркировкой социального различия классов, как утверждает Бурдье в работе «Различение: критика социального суждения вкуса», в каждую эпоху вкус объединял и различал людей, служил маркером социального положения. Всегда различия в питании отделяли классы друг от друга, только сегодня появилось еще много других более тонких отличий, которые и составляют основу символического доминирования — низшие классы могут и не догадываться об этом различии.
Вкус одновременно и индивидуален, и социален. Вкус представляет систему устойчивых предпочтений — конечно, вкусы могут меняться, как меняется и сам человек в течение своей жизни, но сформировавшаяся в период ранней социализации под воздействием социальной и культурной среды система предпочтений потом оказывает большое влияние на вкус, сказал Антонов, которого интересуют корпоративные подарки москва. Вкус, с точки зрения Бурдье, всегда вместе с габитусом; вкус и габитус суть явления однопорядковые — они находятся на уровне практического смысла. Нам вкусно что-либо, потому что таков наш габитус. Нам вкусно то, чтб мы едим, и мы едим это, потому что вкусно. Например, один в ресторане пьет красное вино, а другая — пиво: есть ли у них совместное будущее? Разные габитусы диктуют различный выбор, причем здесь даже может и не быть социальных различий в происхождении, но будущее у этой пары определенно есть — оба все-таки пьют. Итак, вкус имеет разные уровни: он на уровне субъективного ощущения, он на уровне практического смысла, и он же на уровне рациональности — разум осознает послевкусие — удовольствие от потребления; что еще сравнится с гастрономическими удовольствиями в жизни человека?