Конкурс на идею проекта реконструкции Москвы

10.10.2016 Категория: Статьи  

В 1932 г. прошел конкурс на идею проекта реконструкции Мо­сквы, в котором кроме московских архитекторов приняли участие работавшие тогда в России Ханнес Мейер и германские архитекто­ры Эрнст Май и Курт Майер. Проекты конкурса предлагали едва ли не все мыслимые варианты организации столицы где популярно изготовление пряников с логотипом. Все они, однако, проектировались как новый город на незастроенном месте. Брига­ды Э. Мая, X. Мейера и К. Майера в той или иной степени учиты­вали радиальную структуру дорог, сходящихся к Москве и продол­женных ее уличной сетью. Май в большей степени, чем другие, следовал принципу дезурбанизации, предлагал размещать дисперс­ные жилые комплексы вдоль радиусов. Ханнес Мейер был сторон­ником более крупных элементов «созвездия». Курт Майер видел в развитии лучевой структуры не только продолжение градострои­тельной традиции, но и некий символ демократического центра­лизма. Идею города-звезды еще более четко выразил москвич Геор­гий Красин. В бригадах В. Кратюка и Н. Ладовского разрабатыва­лись динамичные структуры, где преобладало развитие в одном направлении. С предложением Jle Корбюзье перекликался проект бригады ВОПРА , также основанный на использовании ортогональных структур. Здесь, однако, город мыслился не как единый массив, но как систе­ма из пяти параллельных полос жилых районов, объединенных сквозным поперечным «стержнем» линейного центра.

Ле Корбюзье точно определил скрытую ментальность этого этапа проектирования Москвы. Он увидел за демонстративным прагматизмом, «рационалистической» и «функционалистической» терминологией, романтическую энергию русской художественной души, силы, которые основываются на эстетике.

Проекты рубежа 1920-1930-х гг. привлекают абсолютной концентрацией мысли на том, что определено как главное. «Второстепенное» и казавшееся случайным бескомпромиссно исключено. Мысленный эксперимент доведен до лабораторной чистоты. Подобный подход был тогда об­щей чертой мышления и творчества архитектурного авангарда во всем мире. В сознании проектировщиков исчезала грань между же­лаемым и действительным. Все определялось волением.