Сельское хозяйство

06.03.2016 Категория: Новости сельхозкомпаний  

Из русских горожан в сельском хозяйстве преимущественно трудились старообрядцы. А. Защук писал о кишиневских старообрядцах: «одни из них занимаются извозничеством, другие хлебопашеством, обрабатыванием фруктовых садов, баштанов…». Кроме разных полевых работ старообрядцы были сосредоточены на разведении табака, огородничестве, виноделии ®. Главным промыслом русских старообрядцев и молдаван г. Сорок, отмечал М. Дараган, а позже и А. Защук, являлись хлебопашество, садоводство и табаководство. Большое место уделялось виноградарству и виноделию. Всего же садов и виноградников, принадлежавших жителям Сорок, в 40-е гг. XIX в. насчитывалось 86, а в 60-е уже около 150. Остальное население города, преимущественно еврейское, работало в сфере торговли: в ходу были частью «красные» и бакалейные товары, но в основном мелочные продукты. В Хотине староверы развивали огородничество «.
Кроме старообрядцев в хлебопашество были вовлечены и другие группы русских горожан. В частности, Д. М. Княжевич указывает, что в Кишиневе им занимались военные-«отставники» и бессрочноотпускные, оставшиеся здесь на постоянное место жительства.
Мещане русских общин Бендер, Кишинева, Аккермана, Измаила десятилетиями способствовали развитию интенсивных отраслей земледелия (садоводства, виноградарства, бахчеводства, выращивания технических культур) на городских землях в арендованных либо собственных садах, купленных у казны или у крестьян ближайших селений. Даже в конце XIX в. около 2 тыс. (свыше 9 тыс. с членами семей) русских горожан продолжали заниматься земледелием, главным образом в Бендерах (490 чел. без членов семей), Кишиневе (405), Бельцах (301), Аккермане (143) и др.
Хозяйственная жизнь большинства же русских в городах была сосредоточена в основном вокруг мелкого промышленного и ремесленного производства и промысловой деятельности.
Главным занятием русских жителей придунайских городов Килии, Измаила, посада Вилков являлась рыбная ловля. Это был район богатейших дунайских рыбных промыслов, большая часть которых принадлежала государственной казне и сдавалась в аренду («на откупное содержание») крупным купцам. Границы рыбных промыслов простирались также на городские земли Аккермана и Бендер. А. Защук писал: «…Прежде рыбные промыслы, отданные на откуп, приносили огромную выгоду откупщикам, потому что Южная Бессарабия издавна служила притоном беглых крепостных из Малороссии, западных и внутренних губерний России. Достигши благополучно Бессарабии, беглец мог свободно вздохнуть, заняться ремеслом по своему усмотрению, а прежде всего записаться в мещане на место какого-нибудь умершего. Тут он был дома, и самое сподручное для него ремесло было рыбная ловля. Но гораздо больше было таких, которые никуда не приписывались, рассыпались по плавням, бесчисленным озерам и лиманам, где беглецы были свободны и в безопасности. Хозяевам завбдов такие люди были под руку, бездомный бродяга никуда не мог пожаловаться на притеснения. Таких бурлаков на промыслах было не десятки и не сотни…».